?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

1 мая ОРГАНЫ

IMG_1551

Иногда Дашу   тянет пофилософствовать. Так было и в этот раз.
Мы обедали (хорошо дети к этому времени уже вышли из-за стола), когда она вдруг произнесла:
— Я бы хотела стать донором органов!
Я чуть не поперхнулся борщом.


— Подожди, говорю, это как? Каких ещё органов?
— Ну так, всех моих органов. Я хочу помочь тем несчастным, которые, возможно, нуждаются в моей селезенке или почке.
Я заволновался:
— Э… А грудь тоже входит в этот список?
Дело в том, что я брал Дашу в жёны с полным комплектом и мне не хотелось бы вот так, вдруг остаться без одной из  её,  так сказать,  молочных желёз.
— Ну вот тебе всё твои шуточки, а я, между прочим, хочу совершить благородный поступок!
— Да я не шучу, я правда волнуюсь! Я не хочтел бы в один прекрасный вечер недосчитаться одной груди. Ну или там, ноги… – для объективности  примирительно добавил я.
— При чем тут «прекрасный вечер»?! Я же умру!
Я отодвинул борщ. Разговор принимал серьезный оборот – она явно не шутила.
— То есть как?
— Ты что, не в курсе? По всему миру есть такое движение, когда люди завещают свои органы после смерти другим людям. Я хочу быть полезна и после смерти.
— Ах после смерти уже…   Ну тогда ладно – я немного успокоился и поставил разогревать котлеты.

— А вот, скажи – после некоторой паузы миролюбиво спросил я – а вот если твои глаза кому-то понадобятся (у Даши очень красивые  глаза серо-зеленого цвета), ты их тоже отдашь?
— Да! – в её голосе читался вызов моему мещанскому сознанию – Представляешь себе, кто-то будет смотреть на мир моими глазами! – она мечтательно подняла к потолку те самые красивые глаза
— Ну то есть тебя будут в гробу хоронить без глазок? Как в фильме про вампиров? – я нарочито равнодушно отломил сочный бок у котлеты и подцепил вилкой пюрешку.
— Ммм… — она явно задумалась – ну, пожалуй, глаза я оставлю.
— Слушай, а вот ежели, к примеру,   вдруг кому твой… мозг понадобится? – размечтался я, – отдашь?
— Конечно!
— Вот так, прям отдашь? Незнакомому человеку? Содержимое своей головы? – я осознанно сгущал краски.
— Да! Да! Да! Ты пойми, я же хочу делать добро для людей!
Я представил себе того, кто может стать случайным обладателем Дашиного мозга. Как он будет потом всё время сидеть в телефоне, ничего не слышить и всё  забывать через 3 минуты словно рыбка Дори.
— А ты вообще как-то  это оформила? Надо же наверное, заранее какой-то договор подписать, а то пока то-сё… Тут каждая минута на счету. Пока будут бумажки оформлять  нужный орган  может испортиться.
— Ну я хотела уже давно, но забыла оформить. Оформлю.
Я немного успокоился – шансов, что дело закончится не только  искренним и добрым желанием  было не много.
— А не будет какой-то проблемы  с тем, что, вот, к примеру, тебя всю разберут на органы и из-за этого завещание не вступит в силу? Скажут   – типа не комплект?  Ты там уточни – какой минимальный объем тушки  надо сохранить, чтобы было что хоронить. А то тебя всю раздадим  на запчасти, а хоронить-то и нечего будет и завещание в силу не вступит и дети по миру пойдут.
— Что ты надо мной издеваешься? Вот скажи , а ты сам-то что? Ты сам разве не хочешь стать донором органов?
— Нет.
— Но это же так классно – помочь кому-то уже после своей смерти!
— Я не пробовал, возможно так оно и есть, но я все равно не хочу расставаться со своей ногой или печенью. Я ж не Прометей.
— Я в тебе разочарована. Я с тобой разведусь.
— И уедешь к маме на   ул. Черняховского? – уточнил я, потому что Даша всё время шантажирует меня этим шагом по любым,  даже самым пустяшным поводам.
— Именно!
— Ну ясно…
Я налил себе компота.

Вечером к нам в гости приехал мой  младший брат.  Умный, красивый, немного циничный и, как мне казалось, разумный человек.
— Слушай, представляешь себе, Даша собралась раздать всю себя на опыты после смерти!
— Не на опыты а на органы – поправила Даша – и не «раздать», а передать тем, кто в них нуждается.
Вопреки моему прогнозу Саша даже не засмеялся.
— Здорово! – серьезно произнес он и уважительно посмотрел на жену.
— Э-э-э! Подожди! Ты может не понял? Она хочет после смерти подарить свою ногу или там пару пальцев каким-то абсолютно посторонним людям, которых мы и знать-то не знаем! – мне показалось, что такой аргумент, как разбазаривание семейных ценностей может произвести на брата правильное впечатление, – я понимаю мы были б с  ними хотя бы знакомы!
— Я считаю это благородный поступок и нельзя над этим смеяться.
Я призадумался. Перевес был явно не на моей стороне.
— А ты не знаешь случайно,  нельзя, чтобы как на Авито: оставить мои координаты, чтобы  мы  в какой-то момент встретились с нуждающимися в органах, пообщались,  поняли бы , что они достойные люди, может сделали бы какую-то примерку? Не сомневаюсь, что и им это будет нужно! А вдруг у   Даши  пальцы  окажутся толще чем у той, другой  девушки, которой они достанутся? Ведь  её  кольца тогда не налезут и она будет вспоминать Дашу  без должной благодарности!
Жена подошла и стукнула меня по голове книжкой Вероники Белоцерковской «Рецептыши» .
— А что? – не на шутку разошелся я, —   такое своеобразное сватовство: у нас товар – у вас купец! Сейчас даже машину без тест-драйва никто не покупает. Что уж там говорить о селезенке или тем более   печени. Нет-нет, тут нужен грамотный, так сказать  системный  подход. И потом, а вдруг я тебя переживу? Я бы хотел  чтобы  твои руки попали так сказать в  хорошие  руки, а не абы куда! Да есть и другая сторона медали – а  что я буду делать с рекламациями? Вдруг что-то не подойдет? И вообще там есть какой-то срок на обмен? Ну к примеру обмен и возврат в течении 2-х недель?
Я заметил волнение, мелькнувшее  в глазах жены.

— Мне кажется, что любой орган Даши будет с благодарностью принят теми, кто в них нуждается – голосом проповедника заявил мой брат.

— Ты что ж делаешь,а? Ты что, с ней заодно? Обезумел? Куда ты лезешь? Ты свою жену на органы раздавай, а на чужой пирожок не розевай роток! – прошипел я и пнул его ногой под столом.

Поняв, что это сражение я проиграл, я решил взять паузу.
— Даш, — говорю, — послушай. Органы-шморганы, дело такое. Всегда успеется. Ты не спеши. Все под богом ходим, мало ли что случится? Может тебе завтра самой второй глаз пригодится. К чему сейчас это обсуждать?

Вечером, перед сном,  вы не поверите, я  совершенно случайно наткнулся в интернете на одну интересную статью. Вот её фрагмент:

«Учёный и философ  Джон Харрис предложил вообразить мир, в котором  позволить человеку умереть  было бы  то же самое, что и убить его, а  при этом операции по пересадке органов в нём всегда выполнялись бы удачно. Что из этого следовало?  В таком обществе донорство органов было бы  совершенно обыденной штукой, ведь один донор мог бы  спасти множество людей. Поскольку вставал бы вопрос – кто будет этим самым донором ( который должен был бы пожертвовать собой, чтобы не дать умереть нескольким больным),  проводилась бы  лотерея, которая в случайном порядке определяла этого «счастливчика» .  Согласитесь – с  точки зрения  логики одна смерть вместо многих —это совершенно оправданная жертва. Однако в нашем мире это звучит кощунственно. Эксперимент Джона Харриса помогает понять, что наша этика построена   на совершенно не рациональном базисе.»

Я призадумался… А может я был не прав? Что за собственнические настроения? В конце –концов я мог бы и сам передать нуждающимся пару-тройку своих частей тела! Я стал размышлять о своих органах. Сердце? Какое-то оно у меня  слабое  —  стрессы, вредные привычки…    Ноги? Недавно у меня обнаружилась склонность к плоскостопию. Глаза? Ну у меня уже такой возраст, что наверное найдутся глаза и получше. А то получится «на тебе боже, что нам не гоже» – как потом людям в глаза смотреть? Хотя в этом случае это вообще не понятно как делать.
Так постепенно я перебрал все имеющиеся у себя органы и пришел к неутешительному выводу что весь я ну… не очень. Сильно б/у так сказать…
Оставался только единственный  орган, который по моему мнению был вполне пригоден «на экспорт». В какой-то степени я им даже гордился и вполне мог без зазрения совести дать ему самые лучшие рекомендации.
Я разбудил жену и радостно поделился с ней своей идеей.
— Какой же ты идиот, в полусне пробормотала Даша и перевернулась на другой бок.