May 17th, 2020

20 апреля ПРО ЧТЕНИЕ - 2


Я, конечно, с тоской и печалью  смотрю на то, как гонку за обладание любовью и вниманием детей диснеевским мультикам с треском проигрывают наши, милые  моему сердцу  советские мультфильмы. Они вроде и добрые и такие теплые и домашние и учат только хорошему, но это, конечно… Ну знаете, зайцы – это не актуально.




Сорян, но старперские голоса и блёклые цвета неспособны конкурировать с современными технологиями  Дисней. Да и сценарии тоже увы, безнадежно устарели. Не, я ж всей душой  за то, чтобы ёжик и его друзья проучили лису, но, боюсь, что любой фильм из «золотой десятки Пиксар» кладёт на обе лопатки и ёжика и лису и даже медведя.  Сюжеты в пиксаровских мультиках интересно смотреть и детям и родителям;  шуточки  понятные  взрослым, но не требующие разъяснения детям , рассыпаны тут и там; мельчайшие детали продуманы и прорисованы со всей точностью. Ну какие тут зайчата и медвежата которым уже полвека…  Все попытки предложить детям посмотреть «Вовку в тридевятом царстве» или на худой конец Леопольда, наталкиваются на немного унизительные взгляды, с некоторой, знаете,  вежливой жалостью – мол, «Ну вот он, опять за своё. Ну объясните же ему кто-нибудь, что такие мультики сейчас смотреть никому не интересно!» Примерно также мы в нашем детстве реагировали на кукольные мультфильмы в программе «Спокойной ночи, малыши». Ужасный облом был.


Из наших современных мультфильмов  пока только «Маша и Медведь»  могут как-то конкурировать за внимание юных зрителей, хотя, как известно, Маша ничему хорошему в этом мультике детей не учит, в отличие от американских мультфильмов, которые всегда несут  в себе большую и важную воспитательную миссию – они  учат детей добру, дружбе, преданности и заботе и вниманию к родителям.


Увы, но книгам тоже очень тяжело сопротивляться. Особенно для детей в возрасте когда Колобок их уже не вставляет, а Робинзона  читать ещё рано.


Не, правда, вот сейчас читаю книги детские и вроде как это вполне себе классика из моего детства, а  читать невозможно. Причин довольно много – начиная от полного морального устаревания и заканчивая откровенной халтурой автора.


Я  иду со Стёпой и Ваней по   школьной программе и понимаю, что они просто тихие и воспитанные дети, потому что я бы на их месте уже давно поднял бы восстание против машин таких книг.


Могу сказать, что за последний год из всего прочтенного, книг которые заинтересовали Стёпу и Ваню   было не много.


Хит-парад выглядит так:



  • Эмиль из Леннеберги – ну это да, отличная книга, хотя у меня и к ней есть некоторые претензии.

  • Денискины рассказы

  • Отлично зашёл Киплинг с Рики Тики Тави, особенно с последующим просмотром мультика

  • Неплохо была воспринята Пеппи Длинныйчулок

  • Как ни странно понравилась Синяя Стрела Джанни Родари


 


И вот, основываясь на собственном опыте,  я вывел для себя  слагаемые успеха литературного произведения (по крайней мере у мальчиков 4 – 8 лет). Так что, если вы вдруг собираетесь стать Джоан Роулинг и  что-то написать для четырёх-восьмилетних (а, возможно, рамки и шире), то вот несколько простейших советов, которые, казалось бы , лежат на поверхности. К сожалению детские писатели их не читали и поэтому не в курсе об этих маленьких хитростях. К примеру, у классика советской детской литературы Николая Носова в его произведении «Незнайка» собраны все, абсолютно все ошибки, какие только можно было собрать.


Итак:


Вещая каурка


В книге не должно быть множества непонятных слов. Это могут быть как старославянские слова, так и современные. Сути это не меняет – невозможно читать книгу ребенку, всё время останавливаясь, чтобы  объяснить содержание каждого слова.


Программа для  Вани:  «как пред солнцем глядя в очи»



 Тьматьматьматьматьматьма


Сюжет должен быть динамичным. Динамичный – это когда в одной главе одно внятное действие. Не как в «старике Хоттабыче», где всё тянется и тянется и ничего не происходит, и ничего не происходит  и уже дети забыли с чего всё началось, а оно всё никак не происходит  и не произойдёт. У Носова в Незнайке середина книги – откровенное топтание на месте – то ли автор не знал, что написать дальше и бесконечно перемалывал один и тот же сюжет, то ли стремился сделать книгу потолще  чтобы заработать гонорар побольше.


прочтите последний абзац. мне одному  кажется, что Носов уже просто не знает как ещё потянуть время?


Если говорить об Астрид Линдгрен, то тоже создаётся ощущение, что Пеппи Длинныйчулок  писалась во многом ради гонорара – сюжет не просто буксует, но и повторяется в середине- за Пеппи один раз приезжает её папа-кукушка и  она с ним не уезжает и этому посвящена вся глава и драматургия, как вдруг,  через 7 глав он снова приезжает за ней и в этот раз, снова помусолив целую главу,  она уже уезжает.


1, 2, 3


Увы, но практически ни один детский автор не понимает, что главы должны быть не большими!


Невозможно читать ребенку, останавливаться  на середине  огромной многостраничной главы, чтобы на следующий день продолжать чтение с середины фразы.  Ну вот фильмы детские идут 1час 30 минут. И все знают, что не должны они идти дольше потому, что дети устают, внимание рассеивается и они хотят писать. Но почему авторы детских книг не могут делать сюжетную линию так, чтобы каждая глава была какого-то более-менее вменяемого размера?  О том, чтобы глава заканчивалась каким-то тизером, чтобы ребенку хотелось узнать что будет дальше и таким образом мотивировать его к чтению я уже не говорю. Это высшая математика , недоступная детским писателям.


25+


В книге должно быть ограниченное количество персонажей.


Взять, к примеру Денискины рассказы. Есть Дениска, его друг Мишка, мама, папа и несколько второстепенных персонажей, которые фигурируют в разных рассказах.


Вот так – хорошо. Не много и  не мало.


А  возьмите Незнайку  Н. Носова.  Ну там человек 25 участников, не меньше. И если вы думаете, что Незнайка главный персонаж и книга о нём, то вы заблуждаетесь и просто давно её читали. Книга о них обо всех. Если что, там вообще есть главы, где Незнайка не фигурирует.




Финторп, Фрюса и Фростиг


То над чем все ржут в Икее, совершенно не вызывает смеха у детей. Сложнейшие имена (особенно у переводных книг и особенно у скандинавских авторов, так любимых в России) не оставляют шансов детям запомнить имена героев.


Мой любимый Николай Носов пошёл ещё дальше и умудрился переплюнуть шведов и норвежцев вместе взятых. В этом дурацком Незнайке  более-менее понятно с именами мальчиков – ну там Пончик, Сиропчик, Знайка и пр. Это все мы помним. Но на девочках тов. Носова переклинило и все девочки в его  произведении названы именами на С – Синеглазка, Соломка, Снежинка, Стрекоза и только самый мерзкий персонаж из всей книги врачиха – названа Медуницей. Видимо на ней у автора закончился запас слов на С. Но дело сделано, разобраться, кто есть кто  не то  что детям,  взрослым невозможно.


Эмиль из Лённеберге пестрит кучей никому не нужных совершенно непроизносимых географических названий, которые вообще  ни на что не влияют, а только засоряют симпатичный  и смешной сюжет. Ну скажите, зачем ребенку  надо знать, что Эмиль жил


на хуторе Каттхульт, близ селения Леннеберга, в провинции Смоланд.


Окей, достаточно один раз. Но нет, адреса , явки и пароли упоминаются практически в каждой главе и активно перемешиваются друг с другом, видимо, чтобы получше запутать юных читателей.


Хотите прокачать свои лингвистические навыки? Попробуйте быстро произнести 10 раз подряд имя соседа-фермера из детской книжки




Она съела кусок мяса, он её убил


Кровожадность детских авторов может произвести впечатление даже на серийного убийцу.   Ладно меланхоличные сказки Андерсона, где всегда всё  заканчивается плохо. Ну ладно Шарль Перро или  братья Гримм у которых в «Золушке» сводные сёстры отрезают себе пальцы, чтобы влезть в туфельку, но умирают от потери крови. В конце сказки их глаза выклёвывают птицы. Окей, это мракобесие средних веков.


Но у Джани Родари умирает девочка в подъезде дома, у Чуковского крокодил норовит съесть мальчика, а  в «Как папа был маленьким» подробно рассказывается как мальчик убивает камнем собаку.  Ну а  если вы хотите, чтобы ваши дети начали бояться  врачей, не доверять им и не верить и больше всего на свете бояться попасть в больницу, то надо читать Незнайку. На протяжении нескольких глав,  в которых, как обычно у Носова,  сюжет толчётся на месте, подробно рассказывается про врачиху Медуницу , которая  упихивает  здоровых людей в больницу, отбирает  у них одежду и чтобы они не сбежали , насильно удерживает,   выписывая по одному в день и  торгуясь, как профессиональный террорист, выпускающий заложников:


 — Может быть, можно выписывать понемножечку? — сказала Синеглазка. — Хотя бы по одному малышу в день.


— По одному — это мало, хотя бы по два, — сказала Снежинка.


— Ну хорошо, — согласилась Медуница. — Мы составим список и с завтрашнего дня будем выписывать по одному больному.


Так что к  выбору книги для чтения с детьми  следует относиться очень осторожно.




Мир труд май


Книги с идеологической нагрузкой, на мой взгляд манипулируют детьми, но им и читать их скучно. К примеру, в «Чиполлино»  Джанни Родари настолько увлекается своей социальной миссией, что забывает о сюжете и дети начинают откровенно зевать.


Тот же Носов в  «Огурцах» рассказывает о  расхищении  социалистической собственности, что в наши дни выглядит несколько нелепо. А ведь это современная школьная программа!


Иллюстрации


Товарищи художники! Иллюстрации для детей НЕ  должны быть унылыми. А ещё они должны быть понятными! Это же  не конкурс на лучший дизайн в футуристическом стиле.


Отличный пример – Буратино с рисунками Каневского:






Дурной пример — вот такие унылые рисунки, навевающие мысль о суициде:



Отличные иллюстрации:

Мистер Твистер с рисунками Скобелева и Елисеева. Посмотрите, какое внимание к деталям. Да я до сих пор помню, как мне было интересно разглядывать такие рисунки:






Дурной пример – Пеппи Длинныйчулок с рисунками Льва Токтакова. Они мне нравятся как сделаны графически, но совершенно не интересны детям


А ещё  иногда автор иллюстраций ещё не читает саму книгу. К примеру, тот же Токтаков ошибся, изобразив милую  маму соседской девочки в виде старой злобной карги (фру  Сёттергрен) . 1-я, 2-я и 3-я дама — ок, а вот с мамой Анники вышла ошибка.

Она мало того, что была не злой, так ещё и была молодой.


В детских книгах иллюстраций должно  быть  много. Желательно на каждой странице.


Они не должны быть слащавыми и «бохатыми», сложными или высокохудожественными. Они должны быть запоминающимися, яркими и с множеством деталей, чтобы их было интересно разглядывать. Чтобы когда читатели вырастут у них эти произведения всю жизнь ассоциировались именно с этими рисунками.


Вот тоже не слишком удачные иллюстрации — на этот раз к Острову сокровищ.  Возможно они были сделаны в виде старинных гравюр но детям их рассматривать совершенно скучно


И да, как объяснить тем, кто делает книги, что рисунки должны относиться к тексту на соседней странице.  Чтобы ребенок мог  сразу разглядывать рисунок во время чтения. Ну почему иллюстрации иногда бывают  через одну, две , пятнадцать страниц от текста???


рядом со страницей 64 иллюстрация к стр.42


Так что неудивительно, что когда я  сажусь читать детям Конька Горбунка , Стёпа демонстративно берет книжку об истории успеха

Кампрада Ингвара — основателя Икеи.



Вы согласны с тем, что в условиях сегодняшних реалий и научно-технического прогресса, книгам недостаточно просто «быть»?  Им  надо бороться за внимание детей и современные авторы должны  помогать родителям в этом. Потому что нам  одним это делать довольно сложно!