?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Вообще я очень осторожно отношусь к деятельности различного вида патриотических и исторических обществ, потому что, как правило, где-то рядом могут оказаться  православные активисты, ряженые казаки, националисты, сталинисты и любители съездить повоевать в соседнюю страну.  Не знаю  чем  ещё занимается Российское военно-историческое общество (и интуиция мне подсказывает, что лучше и не знать), но в прошлом году они начали устанавливать в местах боёв времён  Великой Отечественной Войны, вот такие информационные дорожные знаки:
image
 
И, на мой взгляд,  это очень и очень хорошее дело. 
 
Мы ехали в гости к дяде Ваграму по Новорижскому шоссе, был чудный солнечный день и мы любовались пейзажами, которые для нас приготовила  золотая осень и чем ближе мы подъезжали к Ржеву, тем чаще нам попадались эти знаки. 

untitled1

untitled6

untitled7

untitled8

untitled9

untitled

Неформально, коротко, сильно. 

В какой-то момент Стёпа спросил: 
— Папа, а что тут написано? 
Я прочитал ему о подвиге санинструктора Гайкиной. Стёпа засыпал меня вопросами:
— А что значит  «вынесла»?
— С какого поля? Вот с этого?
— А 85 это много?
— А почему была война?
— А кто такие фашисты?
  
Мы долго ехали и всю дорогу я рассказывал Стёпе и Ване про войну. Про то, как на нас напали фашисты, как война была повсюду, что даже у нас на даче  остались следы от окопов времен войны, о том как совсем молодая, хрупкая девушка — медсестра Гайкина — ползла по полю в грязи и находила раненых бойцов и взваливала их на себя, а весили они вместе с мокрыми шинелями, обмундированием и  оружием больше 100 килограммов и тащила их на себе по полю, а кругом взрывались снаряды, а над головой свистели пули…
— Она их несла в больницу, где их должны были лечить?
— Да, в госпиталь, чтобы им оказали помощь, а сама снова и снова ползла под огнём помогать раненым…
— А медсестра Гайкина умерла? – под конец спросил он у меня.
 Я не знал её судьбы, но пообещал узнать.
 
Надо сказать, что в районе  Ржева, куда мы сейчас ездим к дяде Ваграму есть шашлыки, гулять к Волге и собирать грибы, во время войны шли одни из самых кровопролитных боёв.
Ржевская битва по числу погибших занимает второе место после Сталинградской. Сражение под Ржевом длилось очень долго, больше года – с  января 42-го по март 43-го. 
Потери были совершенно чудовищные – именно здесь  в начале войны  погибло 60%  Красной Армии.  Здесь была взята в окружение и полностью уничтожена 30-я армия – 100 тысяч человек, а  общие потери с двух сторон в Ржевской битве составили больше 1.000.000 человек.  Миллион!   Глядя на синее безоблачное небо, просторные луга, холмы, леса, сосновые рощи,  деревья вдоль дороги, облитые осенним золотом, речушку, извивающуюся  под мостиком,  совершенно  невозможно  даже близко представить себе те события, которые здесь происходили 75 лет назад. Когда до Ржева оставалось всего 6 километров, чтобы пройти их нашей Армии понадобился месяц. Месяц круглосуточной ржевской мясорубки.
Ржевская битва  длилась так долго и далась столь дорогой ценой, что с взятием  Ржева Сталина лично поздравлял  Черчилль.
Конечно я  не стал рассказывать детям все эти подробности и уж тем более зачитывать воспоминания немногочисленных фронтовиков, оставшихся  в живых после ржевской битвы, но вам процитирую:
  
«Мы наступали на Ржев по трупным полям. В ходе ржевских боев появилось много «долин смерти» и «рощ смерти». Не побывавшему там трудно вообразить, что такое смердящее под летним солнцем месиво, состоящее из покрытых червями тысяч человеческих тел. Лето, жара, безветрие, а впереди — вот такая «долина смерти». Она хорошо просматривается и простреливается немцами. Ни миновать, ни обойти её нет никакой возможности: по ней проложен телефонный кабель — он перебит, и его во что бы то ни стало надо быстро соединить. Ползёшь по трупам, а они навалены в три слоя, распухли, кишат червями, испускают тошнотворный сладковатый запах разложения человеческих тел. Этот смрад неподвижно висит над «долиной». Разрыв снаряда загоняет тебя под трупы, почва содрогается, трупы сваливаются на тебя, осыпая червями, в лицо бьёт фонтан тлетворной вони. Но вот пролетели осколки, ты вскакиваешь, отряхиваешься и снова — вперёд.»
 

 
***
 
На обратном пути Стёпа как только видел стоящий на обочине знак, сразу просил меня прочитать что на нём написано и задавал, задавал вопросы.
 
Мы ехали, а я  читал и читал ему  надписи на дорожных указателях желтого цвета.
 
Стёпа не мог поверить, что война была везде.
— А фашисты  тут были?
— И тут?
— И вот тут?
Я объяснил Стёпе, что здесь война была везде. Всё время что мы едем, повсюду, везде вокруг,  сколько хватает глаз шла война. И что фашисты дошли практически до того места, где у нас сейчас дача.
Он был совершенно потрясён этим.
 
***
 1.3

На следующий день я нашёл биографию Федоры Афанасьевны Гайкиной.
Она прошла всю войну, спасла сотни жизней наших солдат, закончила войну на Эльбе. Была награждена орденами и медалями.   После войны  работала медсестрой в районной больнице. Умерла сравнительно недавно, в 2008 году.
Вечером я читал Стёпе её воспоминания о войне, пропуская некоторые, совсем страшные фрагменты, а он очень внимательно слушал. Потом снова задавал вопросы:
 
— А кто такой Гитлер?
— Он был главным в Германии и из-за него началась война.
— А немцы где живут?
— В Германии.
— А столица Германии – какой город?
— Берлин.
— А ты был в Берлине?
— Да, в том числе в прошлом году.
— А я где был?
— А вы с Ваней дома остались, мы с мамой вдвоём ездили.
— А сейчас немцы – уже хорошие?
— Да, и им очень стыдно за то, что было тогда.
— Стыдно?
— Да. И они просят прощения у всего мира.
 
 
Мне кажется Стёпа многое для себя понял, потому что вечером, уже засыпая, он сказал мне:
— Ух, попадись мне этот Гитлер, я бы ему задал!
 
 
 
 


Читать на сайте: http://stepan-ivan.ru/2017/11/13/12-noyabrya-saninstruktor-gajkina/